Вверх страницы
Вниз страницы

Star Trek: New Adventures

Объявление



ADMINS


NAVIGATION





[ГОСТЕВАЯ]

SEARCH:
х Saanak [action 4]
х Pavel Chekov, Tom Yash Miid [action 1]
х Sarek, Amanda Grayson, Sybok, George Kirk,
Winona Kirk, Samuel Kirk, Keitaro Uhura,
Miriam Uhura [action 2].
ACTIONS
х a1 - ReBoot
х a2 - Family values
х a3 - Resources
х a4 - Romeo et Juliette ver. 23.0
х a5 - Ties of the time

х 12.10.13: Дорогие игроки, в особенности те, кто был с нами не смотря ни на что и вопреки всему. Мы вынуждены объявить о закрытии форума. Приносим вам свои искренние извинения и надеемся, что потраченное время не было для вас "зря".
х 03.01.14: Новый проект от Спока: Star Treks: Confluence. Больше вселенных, больше впечатлений.




QUESTS
q1 "Тайны неизвестного" | q2 "Лекарство" | q3 "Драгоценная находка"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Trek: New Adventures » Творчество » ыпо марвелу


ыпо марвелу

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

еакн

0

2

Викинги
Рагнар, Этельстан, Ролло
Дикие, опасные, они разрушили его обитель, отобрали все, что было ему так дорого и забрали с собой. Но что же надо этому загадочному предводителю от простого монаха?

0

3

Святой Архангел Михаил, вождь небесных легионов, защити нас в битве против зла и преследований дьявола. Будь нашей защитой! Да сразит его Господь, об этом мы просим и умоляем. А ты, предводитель небесных легионов, низвергни сатану и прочих духов зла, бродящих по свету и развращающих-души, низвергни их силою Божиею в ад. Аминь.
Брат Яков принес им страшную весть: дьяволы идут в их монастырь. Дикие варвары, не принимающие и не знающие имя господне, не ведающие его слово и любовь, пришли разорить храм божий, так, словно лиса разоряет голубиное гнездо. Силы зла велики, а ярость их смертельна.
Этельстан знал тех, кто ворвался в их монастырь. Он знал, хоть и смутно, и обычаи этих дикарей. Они приходили как чума в города своих соседей, сжигая дома, забирая богатства и насилуя их женщин. Но, прежде их не видели в этих краях. Для английских берегов набеги этих варваров были внове.
Но. что же делать теперь, когда они уже здесь и жаждя крови монахов и божих символов , что хранит в себе эта обитель? Спасти то, что ценнее всего - слово божие. Молодой монах схватил том Евангилее и заметался по молельной. Заберут кресты - не так и страшно, хоть это и символ господень, но новый крест и сделать можно. Прочее золото и вовсе не так уж и нужно истинно верующему. А вот слово Господне не должно попасть в руки дикарям. Они надругаются над ним, осквернят и затопчут в грязь.
Прижимая книгу к груди он забрался за алтарь, стараясь дышать как можно тише. Крики братьев раздавались то с одной, то с другой стороны. Дикари убивали их словно скот. Смиренные монахи не умели драться, и не могли дать отпор воинам, выросшим в мыслях о битве. Он и сам мог лишь забиться в норку, словно мышь, боясь вздохнуть и надеяться, что сила молитвы защитит его и его ношу.
- Святой Архангел Михаил.. - снова и снова твердил он одними лишь губами молитву к Архангелу Михаилу об избавлении от зла, перемежая ее с молитвой к Пресвятой Богородице. Но небыли они услышаны: трое дикарей зашли в молельню, где прятался Этельстван.
- Не понимаю, почему они бросили сокровища без защиты, - говорил один из них, на наречии викингов. Они говорили о боге и своих лживых богах так, словно бы все было совсем наоборот. Монах лишь вжался еще плотнее в щель, но тем самым выдал себя. Страх, что обуял его в тот момент был самым сильным, какой он когда либо испытывал. Животный и дикий.
- Не убивай меня, - лежа на полу перед одним из дикарей, взмолился Этельстан на их языке, все крепче прижимая к груди Евангелие.

0

4

Что же он чувствовал, когда выбивал дверь и окидывал взглядом всех этих мужчин? Воодушевление. Ему казалось, что вот-вот начнется битва, достойная битва. Ведь столько-то врагов (сколько их? Двадцать мужчин?) да на их отряд. Но нет. Это было лишь жалкая резня, словно барашков перед пиром.
Что же он чувствовал, заходя в очередную хибару вместе с Лейфом и Эриком? Скуку. Это было настолько скучно, что даже разочарование захватило Рагнара, окутывая, словно холод в зимнюю ночь. Это не было достойным воина – вырезать столько визжащих в ужасе мужчин в непонятных одеждах. У них не было ничего: только сплошные бесформенные тряпки, кресты  и полные ужаса глаза. Рагнару этого не понять: любое животное сражается за свою жизнь, а эти лишь забились по углам, кто куда, и бурчали себе под нос что-то странное. Даже на проклятие не было похоже.
Поэтому он и ушел, оставляя свой отряд развлекаться. Ушел искать хотя бы добычу, ведь им нужно было золото, чтобы как-то прожить зиму, расплатиться за постройку новых кораблей, показать доказательства, что на Западе есть что-то, кроме океана. Ушел туда, где не было шепота, туда, где была тишина. Они в любом случае прошлись бы по всем постройкам в поисках сокровищ. А они вот – стоят неприкаянные, ничейные, беззащитные. Так и шептали «возьми меня», словно похотливая девица.
Скрип.
Движения были быстрыми и стремительными, доведенными до сплошного автоматизма. В этом не было ничего осознанного, голые инстинкты. А перед ним… нет, не воин. Мальчишка. Да даже Бьорн смог бы ему наподдать! Рагнар был разочарован и готов был убить это недоразумение, сплошное разочарование, словно вот этот был виновен в отсутствии великой битвы.
И тем удивительнее было услышать знакомые слова от этого чужака.
- Ты говоришь на нашем языке. Как? – Рагнар нагнулся, выхватывая нож, приставляя его к горлу мальчишки, откровенно заинтересовавшись. Никто из них не знал. Никто из викингов не путешествовал так далеко от родных земель. Их здесь не знали, не знали их языка. Кроме него.
Сейчас мальчишка мог решить свою судьбу всего одной фразой.

0

5

Сколько лет это уже длиться? Наверное, с тех пор, как младший братец стал показывать характер? Или тогда, когда отбил себе Лагерту? Когда же это произошло, что Ролло начал завидовать? Сложно сказать, поскольку сам мужчина уже перестал отдавать этому отчет и пытаться разобраться. Просто жгучая, черная зависть, которая порой перекрывалась редкими приятными моментами, добрыми попойками, и набегами. Да, набеги приносили столько удовольствия, сколько ни одна женщина своим прекрасным телом и лаской, не могли доставить. Был ли дело в том, что дух настоящего берберка требовал крови или же просто удовольствие от битвы приносило больше удовлетворения? Но это омерзительное чувство к собственному брату, осознание его. И потому предпочитал заливать его крепким пойлом, резвиться с женщинами, отдаваться бою. Но зависть возвращалась, коптя внутренности.
Рагнар опять придумал что-то безумное, ведомый своими мотивами, показывал, что был умнее многих из братьев по духу и мечу. Ролло знал, что не имел столь же сильный ум и находчивость, однако, брата поддержал. Пусть это и было безумием, но от кого еще ждать поддержки Рагнару, как не от Ролло. Да, несмотря на то, что младший утверждал о равенстве, воин все меньше и меньше ощущал его. В открытую конфронтацию вступать было глупо. Причина ведь простая зависть, а значит слабость. Пусть это останется тайной для других. Ролло мог с этим справится.
Ожидание славной битвы? Да. Но где она, когда на землях, куда привел Рагнар всех согласных на это путешествие, были только мелкие и хилые мужчины. Чтобы не терять времени, чтобы не думалось о том, что вся эта вылазка плохая затея, набег был продолжен. Посещение хижин и рубящие удары топором. Никакого сопротивления. Только попытка убежать. Раздраженный этим фактом Ролло переворачивал бедную утварь в поисках сокровищ, что обещал Рагнар. Но ничего, кроме глиняных горшков и поношенных тряпок. Но когда добрались до монастыря, стало куда интереснее. Странное здание, отличное от холуп в которых побывал викинг. Нифльхейм с ними. И там были и другие. Еще живые и такие тщедушные, как и другие обитатели этой земли. И наконец-то добыча? Золотые подсвечники и кресты. Значит, вот оно как. И это точно было не все. Но ведь везде есть малые да препятствия. Назвать бы их таковыми.
Жалкий и не обделенный годами да лишним весом, один из здешних обитателей попытался воспрепятствовать тому, чтобы незванные гости забрали их святыни. Глупости какие. Ролло и Флоки отволокли его к колонне и раздев привязали.
- И никакой толковой стражи, ты подумай, - разведя руками Ролло, проходил мимо пленника, - Хорошо хоть нашлось золото. Надо узнать где остальное, - Флоки же, который был наверное, самым специфическим соратником, как змей наворачивал круги вокруг этого попа. Ролло даже не стал ему мешать. Развлекаться воинам надо. Если не битвой, то хоть представлением каким. Один только вопрос, куда запропал Рагнар, ведь сокровища нашлись, а ему следовало бы быть первым среди них. А в этот раз первым пришел Ролло. Это приятно грело душу берсеркера. Но да подождем младшего брата, пока другие воины сделали тело привязанного наместника здешнего мишенью для ножей.

0

6

Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберёшь ему на голову горящие уголья.
Послание апостола Павла Римлянам.12,20

Еще будучи послушником при манастыре, Этельстан попал под покровительство к монаху, чьей жизнью было не сидение в стенах монастыря и вымаливание грехов всех смертных, а несение слова божия тем, кто лишен его благодати по невежеству. Брат Джейкоб учил его не только миссии, но и языкам, которые помогут ему эту миссию нести. Языкам диких восточных народов, что живут за морем и не ведают об Иисусе, Господе нашем. Под мудрым наставничеством Этельстан впитывал в себя языки, надеясь однажды стать мудрым и праведным, как брат Джейкоб и посвятить свою старость Миссии. Но этому не суждено было свершиться. Гнев господень за грехи людские настиг их в лице дикарей, дьяволов во плоти, разрушивших их обитель.
Из-за стен неслись новые крики его братьев, но теперь он и сам был близок к смертному часу, и мог лишь в молитвах просить господа уменьшить страдания его умирающих братьев.
Трое дикарей смотрели на него, молящего о жизни. Их взгляды были полны жажды битвы, но что мог он дать им, мирный, божий человек, чья жизнь была посвящена праведному делу. Он не держал за всю жизнь в руках ничего, чем можно было бы разить и убивать, а помыслы его были направлены на умерщвление лишь своей плоти, во славу божью. Да и ни кто из тех, кого нашли они в обители не мог бы дать им того, чего хотели эти дикари, кроме золота.
Молодой монах вжимал книгу в свою грудь, пытаясь защитить их одновременно, от острого ножа, который дикарь метил ему в горло.
- Я странствовал. Мы несли слово божье в разные концы света, - Этельстан молил господа о том, чтобы язык дикарей не позабылся ему, чтобы слова, которые он говорил был верны и понятны им. Чтобы объяснение, которое он дал, было достаточным. Холод ножа, касающегося шеи монаха, заставлял дрожать от страха. Но с ним был бог, он защитил его в этот раз. Дикарь обдумывал его слова, но жажда крови в его глазах поугасла, и Этельстан, с новой надеждой повторил, - Не убивай меня, прошу.
Он переводил взгляд то на того, что был перед ним, то на других, кто был тут же. Но их взгляды были еще полны жажды крови, и надежда на спасение у монаха была лишь одна.
- Господь наш всемогущий, Отец, не оставь нас в беде и горести, - в мыслях обратился Этельстан к том, кто единственно мог спасти его, когда дикарь поднялся на ноги и убрал свой нож.

0

7

Скука и разочарование переплавлялись в интерес и новые мысли, планы, новые, уходящие далеко в будущее. Слова этого жреца, даром, что сказаны дрожащим голосом, буквально спасали его от быстрой, бесславной смерти, не сулящей ни единого пира рядом с великими воинами. Ну или куда эти отправляются после смерти? Рагнар видел в нем скорее возможности. И пускай, что его хлипкие руки не смогут держать не то, что меч или секиру, да даже по хозяйству он уступал многим северным женщинам. Но его знания хотя бы их языка и языка местных жителей, понимание культур других стран, знания, как туда добраться… Рагнару это нравилось. Из всей добычи этого похода, в этом человеке он видел наибольшую ценность. Золото было золотом – купи за него еду или алкоголь, возможно, зрелище. Самая высшая ценность драгоценностей – корабли. Но вот знания об этих местах, о земле, языке, обычаях и людях, которые где-то здесь живут, были наиболее ценными.
Викинг улыбнулся уголком губ, убирая нож от горла перепуганного мужчины. Теперь его интересовала вещь, так бережно удерживаемая у груди. Она была ему явно дорога, словно была чем-то очень важным, очень дорогим, ценным. И хотя снаружи она казалась просто обычной безделушкой, на которую никто и не обратил бы внимание, скидывая с поверхности и втаптывая в солому и грязь, такая забота удивляла и интересовала еще больше.
- Что у тебя в руках?
И пока этот жрец объяснялся совершенно новыми, непонятными словами, Рагнар выхватил эту «книгу», листая, выискивая те сокровища, что могли быть спрятанными внутри. Но нет. Ничего. Очень странно.
Ткнув в грудь этой «книгой», Рагнар перевел взгляд на мужчину.
- Из всех сокровищ, которые я видел в этом месте, ты решил сохранить это. Почему? – возможно, в ней хранились какие-то скрытые сокровища, магия? Возможно, в них скрыто что-то тонкое, как волосы Сиф, как Глейпир?
Рванув жреца вверх, вновь прижимая спиной к тому укрытию, который этот человек использовал.
- Почему? – повторив вопрос, Рагнар внимательно смотрел ему в глаза, ожидая правды, зная, что догадается, если жрец попытается ему соврать и убьет немедленно, даже не останавливаясь из-за его познаний в языках.

0

8

Однако, пока воины веселились с главным жрецом этого странного храма неизвестного божка, Ролло наворачивал круги, мерно похлопывая себя плоским лезвием топора по бедру. Он не видел своего брата. Где Рагнар? Ведь это его заслуга, что они смогли добраться до сокровищ. Не до всех. Сейчас его прозорливый ум был нужен как никогда. Что-то эти чужеземцы точно прячут, ведь не может только пара кубков, подсвечников и крест иметься у них. Раз такие дорогие убранства есть, значит и другие где-то припасены, несмотря на отсутствие стражников. Рыкнув себе под нос, оставляя воинов и трясущихся будущих рабов в храме, направился искать Рагнара. Что его задержало? Здесь не с кем даже скрестить мечи.
Долго искать не пришлось, когда он обнаружил Рагнара, Лейфа и Эрика в одном из помещений. Допрос? Они нашли того, кто не лепечет на непонятном языке? Пройдя мимо своих соратников, викинг дошел до своего брата, грузно положив руку ему на плечо. Тщедушный юноша, которого застал Рагнар врасплох и правда лепетал на языке северян.
- Ты из-за этого задержался? Мы нашли золото и драгоценные камни, но это не все, это точно. Он знает где все остальное, Рагнар? - не дождавшись ответа, Ролло, пусть и был не самым далеким умом в семье, однако, на простые рассуждения был способен. Не дождавшись, когда брат поведет найденыша со знаниями наречия викингов, поднял на ноги, ухватив за шиворот, - Пойдем, раз ты понимаешь нас, значит  ответишь где остальные сокровища, - вытащив мальчишку, Ролло продолжил его тащить, держа крепкой ладонью его тонкую тщедушную шею. И снова ведя в храм, откуда доносились вопли жреца, привязанного к колонне. Открыв огромные двери, провел юнца через весь происходящий ужас, отразившийся в глазах мальчонки, - Показывай, где остальное золото, - грубо требовал Ролло, приложив к горлу топор, но заметив, с каким страхом смотрит на истерзанного, но еще живого главное жреца этой обители, - Ну же, хочешь, чтобы его страдания закончились быстро? Показывай где остальные сокровища. - толкнув тельце в сторону видимо алтаря, Ролло обернулся, видя своего брата. Да, не только этот Рагнар может принимать какие-то решения достойные и весьма логичные. Ролло тоже может. Это поднимало самооценку.

0

9

Трава засыхает, цвет увядает, а слово Бога нашего пребудет вечно.
Книга пророка Исайи 40,8

Бог был милости к нему, охраняя его от кровожадных помыслов дьявольских посланников. Длань его простиралась над молодым монахом, помогая дикарю, что вытащил его из укрытия, тянуться к божественному, не с целью разрушения, а ради понимания. Этот странный дикарь хотел знать что так трепетно хранил Этельстан у своей груди.
- Книга. Евангелие от Иоанна. Я хотел сохранить его. - Поймут ли, что он говорил им, дикари. Поймут ли всю важность того, чтобы не дать им уничтожить эту вещь? Едва ли. Но любопытство человеческое порой выше всех остальных низменных желаний, и оно одно может принести среди них не только зло, но и пользу. Удивлением и любопытством были полны слова и вопросы дикаря.
- Да. - просто ответствовал Этельстан. Да, он хотел сохранить именно это. Не только эту книгу, но и иные, те что содержат слово Божие, но смог лишь одну. - Потому что без слова Божия останется только тьма.
И Слово это даровало ему силы. Отвечая дикарю Этельстан не дрожал. Он был полон веры и силы защищать не жизнь свою, но веру и бога, даже перед неминуемой гибелью.
Но снова страх обуял его, когда другой слуга дьявола схватил его и повел в само здание храма. Смотреть по сторонам было невыносимо: те братья, кто не был мертв, были связаны и брошены на землю избитыми и ранеными. Кара господня сошла на них за грехи человеческие?
Но даже приставленный к горлу топор не пугал Этельстана так, как пугал страх и страдания в глазах настоятеля. Старец, чьим речам внимал молодой монах эти годы, чьи наставления на храбрость перед испытаниями духа и тела, лишь жалобно скулил временами моя господа об избавлении.
- Но все, что у нас есть находится здесь. Оно предназначено для господа, как воздаяние ему и восхваление его.
Молодой монах вжимался телом в алтарь, не то пытаясь защитить его от дикарей, не то самого себя, и с все возрастающим ужасом глядя вокруг. Даже странствуя и видя таких людей прежде, он не подумал бы, что у кого то поднимется рука на подобное святотатство. Но дикарям не ведом ад, прежде чем они попадут в него. Они не бояться за свои души.

0

10

Рагнар удивленно смотрел на жреца, не понимая сути его фразы. Были ли в книге, которую он прижимал, какие-то заклинания, поднимающие солнце из-за горизонта, спасая все живое от холода ночи? Меняли ли это «слово Божие» Луну на Солнце на небосводе? Зажигал ли он звезды? Рагнар хотел бы узнать больше. Ему хотелось узнать ответы на многие вопросы, которые крутились в голове. И именно сейчас он принял решение оставить этого жреца себе, вернуться домой вместе с ним, как с наиболее ценным грузом, чем золото и драгоценности, которые они тут нашли.
И тем сильнее его захлестнула ярость и недовольство к брату, который выхватил  буквально живые знания, утаскивая жреца из-под носа. И хотя где-то внутри зародилось желание отобрать свою добычу, викинг лишь вздыхает, сжимая ладони и следуя за Ролло. Тот был слишком занят драгоценностями, которые он едва ли не носом, словно зверь, чуял. Отведя жреца в другое помещение, где вовсю развлекались их люди, терзая старое тело другого человека, Ролло затребовал у мальчишки рассказать, где же остальное золото. Рагнар цепко следил за братом. Он не знал ценности знаниям, не понимал того, насколько важным был этот мальчишка. Ему были важны лишь великие битвы, красивые женщины да алкоголь. Сам же Лодброк тянулся к другому и понимал, что брат мог совершить непоправимые вещи, если его остановить.
А Ролло был доволен собой. Это читалось в нем всем, словно он Локи, придумал сделку с гномами, сделавшими новые волосы для Сиф. Только вот ничего остроумного в его поступке не было. Скорее всего, он бы убил мальчишку еще до того, как узнал, что тот говорил на их языке. И убьет после – как только жрец покажет место, где был тайник.
Рагнар подошел поближе к ним, поглядывая с ухмылкой за развлечением Флоки и других викингов. Он бы и сам был не прочь присоединиться, узнавая, как же долго смог бы протянуть такой худой старец от ран, услышать его последний вздох, который утонет во всеобщем смехе и улюлюканье. Но сейчас было что-то более интересное. Подойдя к брату ближе, Рагнар остановился  у его правого плеча.
- Ролло, его и оставшихся двух-трех жрецов не убивать, они нам понадобятся в качестве рабов, - в это же время он рассматривал мальчишку, улыбаясь ему, понимая, насколько же тот запуган. Конечно, кто бы и нет? На них напал, пускай что небольшой, отряд викингов, прошедших многие битвы, закаленные в стычках, покрытые столькими шрамами, что и не сосчитаешь. А этот мальчишка томился в тех хибарах над свечами, рассматривая свои книги, да вычитывая «слово Божие», чем бы оно ни было.

0

11

Ролло предпочитал выходить победителем. Однако, получалось это не всегда, особенно, соревнуясь с братом, тем более в умственных упражнениях и решениях. Но он учился, пусть того никто не видел. Возможно, достаточно подло в итоге придется поступить с Рагнаром, но жажда правления, зависть и медленно рождающаяся в голове и сердце ненависть к превосходящему по многим параметрам к Лодброку, не давали покоя. Тор или Один, но Боги подтвердят, не по своей воле это происходило с викингом. Однако, накопленное раздражение давало свои не прелестные всходы с каждым новым днем при общении с Рагнаром.
Ответ совершенно не удовлетворил Ролло, который лишь скривился в гневе, не очень контролируя собственные эмоции. Смысл держать тогда этого человека в живых, если он бесполезен. Чего с ним так долго возился Рагнар? И что за Бог, что требует золота? Какой смысл в этом и как это использовать? Флоки, что вился и развлекался с жрецом, честно возвестил, что это лживый бог, и был прав. С этим согласился берсеркер, который был намерен свернуть шею бесполезному и тщедушному человеку, отправив это подобие на мужчину, что не способен погибнуть в сражении, к Хеле. Пусть проводит вечность в ужасной тоске и холоде. Настоящий воин после смерти будет пировать в Вальхалле, среди достойных богов, а не дщерей Локи. Будут пировать и сражаться до тех пор, покуда Рагнарек не настигнет девять миров.
Но правильному, по мнению Ролло и большинства, убийства не случилось. Посмотрев на Рагнара по правое плечо от себя и недовольно поглядел. Ему не нравилось, что делал брат, более того, явно считал, что поступает умно. Но это набег Рагнара и, к сожалению, он тут главный. Другого пока не было варианта. Что задумал викинг, что улыбался этому жрецу, Ролло не понимал и даже не мог предположить. Если это видел Флоки, вероятно, так же неодобрительно смотрел, однако, Ролло был поглощен раздражением и еще большим желанием всех прикончить. Но сдержался, по крайней мере, трое связанных продолжили лежать, остальных вырезали быстро. Обернувшись к брату, Ролло процедил негромко.
- Рагнар, он лжет и что-то умалчивает, убей его, как получишь желаемое, - развернувшись к толпе, пинком отправляя в руки брата жреца, а сам вытаскивая боевой нож с молотом Тора вырезанном на рукоятке. Подойдя к главному жрецу, Ролло обернулся к тому, кого пожелал оставить в живых Рагнар. Ухмыльнувшись с отвращением, мужчина вспорол и без того истерзанного жреца, оставляя его медленно угасать от смертельно и болезненной раны, страдая в агонии. Разве что органы не выпадали из зияющей раны.
- Найдите остальные сокровища, этих вырезать, а этих оставить, - громко выдал Ролло, спускаясь от колонны, вытирая нож о первый попавшийся труп, убирая клинок в ножны, недовольно рыкая под нос слова полные брани и негодования да разочарования.И зачем все это Рагнару. Что хочет от этого жреца и насколько это была плохая идея. Ролло знать не мог, а уповать на других не любил.

0

12

Помни, что смерть не медлит, и завет ада не открыт тебе: прежде, нежели умрёшь, делай добро другу, и по силе твоей простирай твою руку и давай ему.
Книга премудрости Иисуса, сына Сирахова 14,12-13

Варвары не верили в его слова, но то было и не удивительным. Ведь их, дьяволом развращенные, души не ведали, какого оно, служение Господу нашему, что за обряды и правила, какова ценность книг, что они жгли не думая. Все, что истинно ценно было для Этельстана, было здесь, да в библиотеке. Свитки и книги, несущие мудрость и истину, несущие знания о деяниях господа и житиях святых, поведавших им слово Божие. А золото - лишь символ. Но и оно было по большей части здесь, лишь немного реликвий хранилось в запертых сундуках для особенных праздников. Этельстан не врал, но как бы смог он доказать это? Да и как бы смог он открыть рот и говорить что-то, как смог бы он оторваться от алтаря, когда руки его не слушались, ноги не желали поднимать тело, так страх сковал его, ведь жестокие муки сына Божьего, слуги его, происходили у него на глазах в доме Божием. Но не всхлипов не было из его рта, ни рыданий. Лишь только широко открытые глаза, да беспомощное тело.
Но то не было концом дьявольских деяний, лишь началом их. Уже у ног того, кто желал знаний, Этельстан понял, что конец света действительно настал на земле и это первые его знамения. Смерть монаха в самом сердце Божьего дома. Разве мог Бог допустить такое, когда бы не хотел наказать детей своих за грехи их? Но тем важнее, чтобы выдержали они это с дотоинством и смирением, на какое только способны слуги Его. Коли же должны они снести страдания, то так тому и быть, только идя по этому пути, обретут они спасение в Саду Райском.
- Прошу, не сжигай Слово Божье. Дай мне сохранить его, - не в силах подняться дальше с колен от страха, взмолился Этельстан у того дикаря, что интересовался книгой. Быть может, он не ошибся, быть может, этот варвар услышит его и сохранит настоящую ценность? Хотя бы одну их тысяч. Но если будет так, то любые страдания не будут напрасны.

0

13

STAR TREK. ALL OUR YESTERDAYS
Жители планеты Сарпидон, солнце которых должно вот-вот стать сверхновой, нашли оригинальный способ спастись — они просто ушли в своё прошлое. Только вот члены команды Энетерпрайз последовали за ними.
Члены команды: Спок, МакКой

0

14

Стоило предположить, что странное начало миссии обернется чем-то не слишком хорошим. Планета в системе умирающей звезды, на которой исчезли все ее жители, не может быть безобидной в полном смысле этого слова. И слишком любопытные, такие как члены команды Энтерпрайз, под предводительством не самого благоразумного капитана, обязаны были поплатиться за свое любопытство.
Когда они узнали что именно случилось с жителями планеты, то едва ли поверили в это: перемещение во времени для всех жителей! И каждый может попасть туда, куда он хочет, чтобы прожить жизнь задолго до того, как звезда взорвется и уничтожит планету. Гениальное решение для цивилизации, которая еще даже не вышла в космос. Да вот только опасное, когда в дело вмешивается их капитан. Ну кто просил его лезть спасать неизвестную девицу, даже не удосужившись узнать что происходит? Но наш доблестный сердцеед отважно в неизвестность, лишь заслышав женские крики.
Но вот какой вопрос волновал Боунз больше всего, после вопроса "что же теперь делать", так это - зачем они сами со споком бросились на выручку очертя голову. Ведь они взрослые разумные люди, куда взрослее и разумнее Джима. Уж Спок-то, со всем его хваленым вулканским разумом, мог бы и воспользоваться им в критической ситуации.
Но даже сейчас, когда они оказались в этой ледяной пустыне, без надежды на спасение, он упрямо отказывался послушаться голоса разума и бросить Боунза, спасаясь сам. Тонкая форма не грела совершенно, а внутренних ресурсов организма человека едва хватало на поддержание жизни. Но и эти ресурсы, спустя несколько минут, должны были закончится. Не смотря на естественную потребность вулканцев к теплу, в силу температурного режима их планеты, все же они были более выносливы и обратной температурной среде. Спок еще был способен стоять на ногах и, вероятно, даже идти, в отличие от своего товарища. И должен был, но сколько Боунз не приводил доводов, замерзающими губами, тот отказывался подчинится.
- Чертов твердолобый вулканец. Ты должен выжить и найти Джима. - огрызнулся на Спока МакКой, когда неожиданно, среди заледенивших каменных глыб появилась фигура с ног до головы закутанная в меховое одеяние и поманила их за собой.

0

15

SAVAGE. EARLY YEARS.
http://s6.uploads.ru/Ba4HS.jpg
thievery corporation - mandala

0

16

Кому-то кажется, что молодость сложная пора, но только не нам. У меня есть все, что мне может быть надо: любимая учеба, любимый океан, и конечно же, самый любимый в мире друг. Больше всего в мире я благодарен жизни именно за него. Чон - тот кто остается на моей стороне что бы не происходило в мире, он тот, кто всегда поймет мои желания. А еще мне просто комфортно, когда он рядом. Мы не похожи с ним от слова совсем, ни характером, ни интересами, но нам всегда есть о чем поговорить, и чем вместе заняться. Ну разве может быть жизнь лучше, чем моя?
Шучу, шучу. Конечно же я не собирался хвастаться своим счастьем, скорее просто пытался объяснить как и почему я пришел к том, о чем мы сейчас с Чоном вели речь. И так по порядку. Я с самого детства интересовался ботаникой, ведь растения - это символ жизни. Они самое прекрасное, что только произвела на свет природа. Ну и, конечно. мне нужно было иметь и полезное образование, которое давалось мне так же легко и приятно, как и ботаника - ведение бизнеса. Ведь там действуют одни и тех же законы, чтобы вырастить цветок и собственное дело, надо делать одно и тоже: найти идеальные семена, удобрять их, давать воздух, солнце, и стараться уничтожить болезнь прежде, чем она поселится в цветке.
Но не смотря на то, что учусь я на ботаника, ботаником в переносном смысле я никогда не был. Куда больше радует меня изучать все на практике, а свободное время тратить вместе с Чоном на вечеринки, пляж, и прочие радости жизни в Калифорнии. Ну и как настоящие американцы, мы не против время от времени пыхнуть.
Именно во время одной из таких посиделок на пляже с косячком в обнимку, мне и пришла эта мысль. И теперь, когда я понял, что она мне действительно нравится, я и решил, что просто обязан поделиться ей с Чоном. Уж он-то точно должен понять о чем я.
- Угадай, где растет самый лучший в мире канабис? - Согласен, я начал издалека, но ведь нам именно он и нужен, так, чтобы был куда приятнее и вкуснее, чем тот, что я держал в скрутке в своей руке. Здесь у нас не достанешь то, что можно было бы назвать действительно хорошей канаплей. Но Чон достанет его для меня, для нас.

0

17

SWEET MOMMY
Вселенная: American horror stories. 2 season.
Участники: доктор Оливер Тредсон, прекрасная незнакомка
Сюжет: В этом жестоком мире порой так не хватает материнского тепла и любви, прикосновения кожи, что кажется, будь-то другой человек, другая женщина, даже если она не твоя мать, может подарить ее тебе. Навсегда.

0

18

- Прошу, присаживайтесь.
Вот уже столько лет Свитти слышала эту фразу и ее одолевала сильнейшая надежда. Поэтому большинство встреч с доктором Тредсоном ассоциировались у нее с подъемом, чем-то облегчающим, обнадеживающим, светлым. Буквально за первые их «сеансы», как называл это доктор, женщина прониклась светлыми чувствами и рассказывала все, что могло быть важным (как ей казалось). Потом – все, что могла вспомнить. Затем – все, что вызывало определенные эмоции, негатив, который она переносила в себе и не могла вылить наружу. В конце-то концов, список ее заболеваний, даже после выхода «под расписку» из больницы, не уменьшался, а только увеличивался.
- Здравствуйте, доктор.
Кэролайн «Свитти» Свитнесс. 36 лет, не замужем, осиротела в 12 лет. Полное среднее образование, высшего нет. Работала до того, как загремела за попытки суицида в больницу. А затем была переведена в больницу для душевнобольных. Далее – долгие годы «терапии», от одной крайности к другой. И где-то там, среди серости, боли и уныния появился он – доктор Оливер Тредсон. Казалось бы, новые методы и теории, в которых он так прекрасно разбирается, просто обязаны помочь, а сама Свитти обречена на излечение, на чудесное «исцеление». Вера в которое, увы, заканчивалась ровно с хлопком двери и уходом Тредсона.
Присев в кресло напротив доктора Тредсона, Кэролайн мягко ему улыбнулась и переплела пальцы, устроив таким образом «замочек» на коленях. И хотя ее поза выражала закрытость и сдержанность,  в своих словах и мыслях, которые вот-вот готовы были сорваться с ее язычка, такового не наблюдалось. За последние пару дней, которые она собиралась поведать доктору, рассказать о своих воспоминаниях, которые вызвали те или иные события, произошло не очень многое, но достаточное для содержательного монолога со вставками советов или трактовки Оливера.

0

19

Наконец-то ему удалось вытащить ее из больницы, ведь сейчас она была идеальна. Она достигла нужного возраста, она доверяла ему больше чем кому бы то ни было другому во всем мире. Но самое приятное было в том, что за годы, что он потратил на нее, она оправдала все его надежды: она сохранила мягкость своей теплой и нежной женской кожи, такой, к которой хотелось прижаться и не отпускать, пока труп не станет холодным и неприятным. Многие, кого он присматривал или кончали с собой или портили себя так, что потом невозможно было с этим что-то сделать. Но не она.
Сегодняшний прием должен был проходить у него, ведь теперь она свободна и посещение клиники вовсе не обязательно. Она должна привыкнуть к этом месту, ведь именно здесь ей придется в самом скором времени расстаться со своей кожей, и ей должно быть комфортно. Но прежде, чем они перейдут в более интимную зону - подвал, он познакомит ее с гостиной.
- Присаживайтесь. Надеюсь, Вас не смущает неформальность обстановки? Я до сих пор не закончил ремонт в кабинете, надо переобить кресло для посетителей, кожа сморщилась и стала не так презентабельна.
Оливер улыбался ей, как улыбался всегда всем своим пациентам - легкой, чуть заметной, дружелюбной улыбкой, располагающей к общению, но сохраняющей расстояние между ними. Это было особенно необходимо, ни кто не должен чувствовать себя излишне привольно в его кабинете в клинике и тем более доме, который хранит удивительные секреты его души.
- Как Ваше самочувствие, мисс Свитнесс? Мы не вделись с того самого момента, как ВЫ покинули клинику, и я обеспокоен тем, как Вы адаптируетесь в обществе. Были ли какие-то проблемы с соседями или походами в магазин? Вы можете здесь спокойно курить, в отличие от клиники, здесь нет жестких правил.
Оливер пододвинул к девушке пепельницу и зажигалку, после чего потянулся в карман за сигаретами. Тусклый свет лампы, под кожаным абажуром создавал приятную атмосферы доверия и покоя, как в общем-то и вся обстановка, выполненная из исключительно натуральных материалов: дерева, кожи, кости.

0

20

STAR TREK. SPECTRE OF THE GUN
Пятилетняя миссия близится к концу. Команда прожила бок о бок уже больше четырех лет, но приключения еще не окончены и капитан Кирк отважно ведет свою команду навстречу приключениям.
В составе команды: Спок, Маккой, Чехов

0

21

Доблестный капитан Кирк, как обычно, затащил свою команду в неприятности. Конечно, их миссия исследовать, но лезть очертя голову в каждую дыру - это уже слишком. Но разве Джим хоть раз слушался голоса разума? А если там ядовитая атмосфера или споры неизвестных растений, или смертельно-опасные бактерии. Да они же вообще ничего не знают о поверхности, но лезут без какой либо защиты на планету, просто потому, что им сказали этого не делать.
- Доктор МакКой всех вылечит, он всех спасет. Но, я - доктор, а не волшебник! - ворчал Леонард Горацио Маккой, собирая все, предположительно, необходимое, для высадки на неизвестную планету. - Я вколю ему лошадиную дозу успокоительного в следующий раз, прежде, чем он решится бросить вызов неизвестной форме жизни, или на что мы там наткнулись. Может получится не подвергать жизни членов команды бессмысленной опасности.
В исследовательскую группу, как это  было заведено на Энтерпрайзе под началом Кирка, входили старшие офицеры, чья гибель могла поставить под сомнение существование команды в целом. Но любопытство Кира не знало границ, а они со Споком, не могли отпустить его без надлежащего сопровождения. Редким участником разведователской группы был энсин Чехов, что особенно раздражало МакКоя, ведь отправлять этого юношу в совершенно непредсказуемое приключение, было по меньшей мере, безнравственно. Но разве кто-то когда либо слушался главного медика корабля?
Планета оказалась пригодна для жизни в том плане, что на ней была атмосфера очень близкая к земной, как по уровню давления, так и, что самое удивительное, по составу, и была совершенно безопасна для них. Но кроме тумана вокруг не было ничего. Пока не появился тот же странный голос, с которым так хотел поспорить их капитан. Чем он собственно и занялся, вступив в словесную перепалку, за что он все и получили.
Рассевшийся туман уступил место декорациям к какому-то фильму в жанре вестерн, их оружие и оборудование исчезло, а вместо него появились револьверы, той же эпохи, к которой были и декорации. И вот это уже пугало до чертиков. Если до сих пор все, что происходило здесь было явной телепатией, то дома и оружие были донельзя реальны, на сколько можно было судить, не имея нужного оборудования.
- Джим, этот револьвер реален, ты именно этого хотел добиться? - поинтересовался Боунз, к разглядывавшего свое оружие капитана. - Эти недовольные инопланетяне хотят казнить нас, изображая войнушку. Ладно мы, но малец-то тут при чем?
Он махнул в сторону энсина, вертевшего свое новое оружие как и другие, только с куда более потерянным взглядом.

0

22

SAVAGE. SAVE HER.
http://s7.uploads.ru/kamir.jpg
boreta - bubblin in the cut

0

23

Наркобизнес считается грязным и опасным бизнесом. Но за годы в нем, мне до сих пор не приходилось сталкиваться со всей это грязью лично. Всем подобным всегда занимался Чон, и это устраивало обоих. Он следил за нашей безопасностью, а я мог наслаждаться чистым процессом, даря свою любовь ему, О и нашему саду. И именно сейчас, когда мы решили выйти из этого бизнеса, я столкнулся со всей омерзительной реальностью, которую представляет из себя обратная сторона наркоторговли. До сих пор я никогда не убивал людей. Передоз торчков - это их личное дело и вина. Напротив, я старался помогать людям, предоставляя канаплю для аптек, вкладывая деньги с торговли в благотворительность, лично убеждаясь, что деньги достигал своих адресатов. И я даже представить не мог, что приходится делать Чону, чтобы создать для меня это мир любви и добра. Черт, я не мог себе этого представить.
Теперь на моем счету уже несколько жизней, и кажется, что это только начало. Ради О, ради Чона я пошел на это, и пока О не окажется снова с нами, мы не остановимся.
Найти Магду было не просто, но мы это сделали и теперь у нс есть козырь. Магда для Елены все, как и О для нас, а значит мы в равных условиях. По правде сказать, я совершенно уверен, что Чон не задумываясь вышибет мозги Магде, стоит только Елене причинить О серьезный вред. И я даже не подумаю осудить его за это. Вся эта история оставила на нас неизгладимый след и если бы не Чон, мы с О сломались бы еще где- то в начале. Но не сейчас. Каждый новый шаг на пути к О дается мне все легче и легче, а все потому, что те, кто встают на нашем пути сами заслужили это.
- Давай еще раз по плану. - Чон сидел за рулем, связанная девушка в мешке лежала в багажнике. Но нам предстояло сделать еще достаточно много, чтобы вся эта история, наконец, закончилась. - Елена не сможет отказать нам, когда увидит свою дочь, так? Но что помешает ей притащить на встречу головорезов, которые изрешетят нас, пока О и Магда будут идти на обмен?
Я безумно хотел услышать от Чона, что все будет отлично, но еще больше хотел, чтобы он говорил мне только правду. А еще закурить. Да, чертовски хотелось накуриться своей же марихуаны, чтобы стало легко и приятно, словно бы никогда ничего плохого не происходило. Да вот только обдолбанный я едва ли буду хоть чем-то полезен своим любимым.

0

24

Место: башня Старка
Участники: Bucky Barnes&Pietro Maximoff
Описание: Ванда была спасена и случилось неожиданное затишье, погружая в совершенно непривычную для Баки тишину здание, которое было одновременно для него и убежищем и клеткой. И, блуждая по заученным за последние пару суток коридорам, натыкается на Пьетро.

0

25

Будь у него возможность – он бы сбежал. Вырвался на свободу, погружаясь в звуки никогда не спящего города, отдаваясь жизни, такой яркой, такой сильной, такой захватывающей, с головой. Будь его воля он бы сутками бродил по улицам, узнавая какие-то старые места, которые появлялись картинками в голове, коллажем совмещая свои сороковые и нынешний пятнадцатый. Будь у него свобода, он бы пользовался ею, уходя с головой в новое и неизвестное: мирную, цивильную жизнь, отдаляясь от вечной войны где-то глубоко в себе.
Но у него не было возможностей. У него была небывалая тишина в башне Старка, пропадающий где-то Стив, повисшая атмосфера чего-то нехорошего, назревающая буря, которая только и делала, что толкала бродить и натыкаться на неожиданных гостей.
Одним из таковых был тот самый малец с задания. Всколоченный, худющий, весь сотканный из скорости и движений, как сама жизнь в последние годы. И опять в обтягивающих вещах, словно специально провоцируя рассматривать, оценивать. Сам Баки относился к нему вполне лояльно, на задании оценив его способности, но теперь было мирное время, и сам Пьетро оказался как раз очень вовремя, встряхивая Зимнего, не давая уйти в уныние и свои мысли и воспоминания. Ему требовался именно Максимофф со своими горящими глазами, юношеской живостью, чем-то таким близким. Ведь и сам Бак теперь был примерно такого же возраста где-то внутри себя. Те годы, что он провел в ГИДРЕ были лишь мгновением.
- Хэй, парень, - Бак приподнял уголок губ в подобии улыбки, стараясь не выглядеть настолько агрессивно, как это обычно бывало. Его тяжелый взгляд явно был не лучшей идеей для того, что он хотел провернуть. Вдруг еще сбежит? С его-то скоростями…
- У тебя интересные способности. Всю жизнь так бегаешь? А в остальном такой же шустрый? – Солдат фыркнул, вглядываясь пристально в глаза Максимоффу. Нет, ему определенно скучно. Ведь серьезно, ну какая разница? Ан нет, интересно. Более того, еще и тянуло проверить – правду скажет или солжет.
Открывая голосовой командой одну из комнат, перехватывая парня за запястье, чтобы точно не сбежал, втащил его за собой. Тут же запер и оглянулся. Ну… гостевая, ничего так, повезло. В сущности это было не столь важно. А посреди комнаты – Пьетро, с этими растрепанными волосами, совершенно забавный и интересный. Живой.

0

26

Пьетро нравилось быть героем. Здесь и сейчас он был нужен, он был полезен, он был даже в какой то мере своим. Во всяком случае Мстители всеми силами делали вид, будь то им есть дело до других участников команды, кем бы они ни были. Может спустя несколько лет и Пьетро поверит в это, а пока он просто радовался тому, что он здесь совершает нечто значимое и хорошее, и еще больше тому, что со своими способностями и прошлым они с Вандой не изгои.
Точнее так было ровно до того момента, как свои же не решили похитить его сестру. Что бы они там не приводили в качестве доводов и причин, суть была одна. В очередной раз Максимов убедился, что верить можно только себе и Ванде. Даже у самых верящих в добро и справедливость, наверняка, есть темные страницы в прошлом, что уж говорить об огромных и явно не миролюбивых организациях, стоящих за супергеройскими командами. Да даже в рядах самих этих команд не все так гладко, они с Вандой и сами не ангелы. И все же этот случай оставил осадок и повод для размышлений.
Но сейчас самое главное было - дать время Ванде научиться понимать свои силы, сдерживать их и использовать во благо. Ее силы росли, и Адам обещал помочь ей овладеть ими, понять их, а для этого им надо быть здесь. И они были. Все так же работали для команды.
Из раздумий его вырвал оклик. Вот уж кого он не ожидал, так это хмурого друга Кэпа, парня-железная рука. Не то, чтобы тот Пьетро не нравился, у Пьетро вообще не слишком хорошо умел заводить друзей, можно сказать, что совсем не умел, но Баки вообще не слишком вызывал желание с ним знакомиться. Да и не производил впечатление того, кто жаждет этих самых знакомств. Можно сказать, что в этом у них было что-то общее.
- Чего надо? - огрызнулся, в ответ на попытку заговорить с ним, Пьетро. - Смотря что тебя интересует? Быть твоей живой мишенью я не намерен.
Этот парень вызывал большие сомнения и так, но улыбаясь и хватая за руку, он вел себя как минимум странно. Это точно было не то поведение, которое от него ждешь. Как только хват чужой руки ослаб, Пьетро отбежал от Баки подальше, мало ли что у того переклинило в голове. Для драки с таким противником ему нужна маневренность, чтобы скомпенсировать физическую силу протеза Баки скоростью, ему понадобится больше свободного пространства.
- У меня нет настроения на тренировки. Да и это не подходящее место.
Может , конечно, он очень ограниченно судил о Барнсе, но по правде сказать, он и не пытался судить о нем вообще, помог спасти сестру и ладно. Кэп считает, что этот парень здесь нужен - ну, может, Кэпу виднее. Максимов повел плечами, словно собирался в любой момент рванут отсюда, но лишь пытаясь сбросить извечно напряжение, преследовавшее его по-жизни.

0

27

Бак хмыкнул, совершенно не раздражаясь из-за напряжения пацана. В конце-то концов, для него и самого странным оказалось нынешнее желание отхватить себе собеседника. Ну и, кхм, - тут Солдат осмотрелся, цепляясь взглядом за бар, по-видимому, поставленный здесь на случай ну совсем важных переговоров, - собутыльника. Пьетро был забавный и напряженный, а еще из этого времени и у него явно можно было узнать хоть что-то актуальное. Стив, как и сам Зимний, были едва ли не ископаемыми для большинства мстителей, поэтому знаниями они делились весьма странно и как-то щадяще, как будто у них с Роджерсом мозги атрофировались. Хотя ладно, кэпа еще хоть как-то уважали, а Барнс был одновременно в глазах окружающих жутким маньяком-убийцей, который вот-вот рванет всех убивать во славу своего безумия, а с другой каким-то несчастным с промытыми мозгами овощем. Все это заставляло вздыхать и накрывать глаза ладонью, чтоб не видеть глупцов. Нет, ну серьезно?
Зато Максимофф явно не страдал такими предрассудками. Ну разве что напрягался. Но с этим мог сработать древний русский метод: нажраться и побыстрее. И пускай, что Барнс сам не мог себе такой роскоши позволить, но пацан-то наверняка может хотя бы расслабиться после стакана (бутылки?) другого.
- Расслабься. Я к тебе по другому поводу. Поступило два предложения: выпить и выпить немедленно. Какой вариант тебе подойдет? - Барнс заглянул в бар, оглядывая содержимое.
- Так, ну у тебя есть еще один выбор: полегче или покрепче? - Зимний выудил бутылку виски (вроде бы выдержка была хорошей, а значит, пить можно) и банку пива, показывая, собственно, выбор. Сам он последний вариант готов высмеять, но мало ли, вдруг такого тощего вынесет этим? Стиву вон до войны страшно было даже предлагать... Этому тоже можно было предложить что-то совершенно детское, но он мог обидится. Терять потенциального собутыльника не хотелось, как и не хотелось прошляпить реальную возможность просто отвлечься от тишины и покоя, давящих со всех сторон.
- Мне просто скучно. Тут в действительности делать нечего, все заняты, а у меня дел нет, пока мне не дадут амнистию или не посадят на стул за все грехи. А ты вроде бы не спешил, - необычайная болтливость, наверное, была скопирована со Старка. Ну или с самого себя довоенного. Зимний не знал, но ему совершенно это не мешало. В конце-то концов, если он использует весь лимит своих слов и фраз за сегодня, никто и не заметит. Он всё равно большую часть молчит.

0

28

Вероятно, Пьетро судил о Баки слишком предвзято, основываясь на тех немногих моментах общения. Ну и, конечно, на его репутации. Но в данный конкретный момент он выглядел не столько злым и опасным, сколько просто заебавшимся, если говорить искренне. В общем-то это можно было понять, учитывая его прошлое, но несколько мешал все тот же момент, что он был в некотором роде оружием. Но не ему, Пьтеро, судить о том, как должен чувствовать и вести себя почти столетний мужик, с внешностью его ровесника и весьма экзотичным прошлым. Среди обитателей этого весьма не дешевого жилища, да и среди его посетитель вообще было мало тех, чье прошлое было бы просто и ясно, или хотя бы, обыденно.
Осторожность и нервозность во взгляде и выражении лица сменились любопытством и усмешкой, хотя поза продолжала выдавать некоторое напряжение. Легкий изгиб брови, легкая ухмылка в уголке губ.
- Разоряешь запасы Старка. Не пропадать же добру, действительно.
Предложение было удивительно естественным и неожиданным одновременно. Ну что может быть естественней, чем совместная пьянка двух задолбанных жизнью людей? Вот только действует ли на Барнса алкоголь было не известно, а самому Пьетро надо было просто таки огромное количество для достижения результата, ради которого это обычно делают. И все же, пусть и мимолетный, но градус алкоголя давал эффект снижения градуса нервозности или усталости.
- Виски подойдет, - отозвался Максимов, подходя и протягивая руку к горлышку бутылки. Размениваться на лишнюю тару не было смысла, он точно не будет наливать что либо в стаканы. Перехватывая своими пальцами бутылку из пальцев Баки, Пьетро ухмыльнулся, - надеюсь там найдется еще пара-тройка таких же, а то нам не хватит даже на то, чтобы начать пить.
Расположившись на диване со своей бутылкой, он смотрел на своего намечающегося собутыльника. А ведь, судя по всему, до всего этого, он был совсем другим парнем, если кэп так дорожит им. Скорее всего он был приятным и веселым парнем, и может даже симпатичным. Если привести его в порядок, одеть так, чтобы не видно было металлическую руку, научить улыбаться не так жутко, то он и сейчас бы сошел за вполне привлекательного парня, может даже девушку бы себе завел. Пьетро ухмыльнулся своим мыслям, представляя себе ту, что готова была бы с таким водить отношения. Почему-то она сильно напоминала ему Роджерса.
Виски приятно обожгло горло и быстро текущая кровь мгновенно доставила алкоголь в к мозгу.
- Так значит ты тут вроде принцессы в замке? Опасной для общества принцессы, так? Ну давай поболтаем, это  может оказаться весьма увлекательно.

0

29

ZIGEUNERBLUT
http://www.fresher.ru/manager_content/images/10-faktov-o-flagax/10.jpg
Время: зима 1943 года
Место: Берлин
Участники: Erik Lehnscherr, Peter Lehnscherr, Charlotte Lehnscherr
Описание: Гордость Германии, почетный офицер Третьего Рейха, Эрик Леншерр имеет одну маленькую тайну, не дающую ему спокойно жить в любимой стране. Его собственный сын - грязный ублюдок, рожденный от женщины, не достойной даже жить на немецкой земле, но слишком красивой, чтобы устоять.

0

30

Настоящий мужчина всегда знает, чего хочет от жизни. Настоящий мужчина знает, кому нужно преданно служить, чтобы этого достичь. Настоящий мужчина должен соответствовать всем идеалам своей нации. Настоящий мужчина должен продолжать свой род и преумножать чистокровное население Третьего Рейха, воспитывая идеальных людей.
С молоком матери Эрик Леншерр впитывал зарождающуюся в стране идеологию превосходства одних людей над другими. С раннего детства Эрик знал чего хочет. Его время добиться желаемого пришлось на начало Второй мировой. Перспективный офицер СС с прекрасной родословной, отцом - одним из старейших активистов национал-социалистической немецкой рабочей партии, просто не мог не проявить себя на фронтах оккупации европейских стран. В своих захватывающих путешествиях по Польше в 1939 году Леншерр показывает себя героем, достойным сыном своей страны. Он - гордость Германии, гордость своих предков. Именно такие люди как он вознесут Третий рейх на пьедестал мирового господства.
Идеальный, словно собранный на конвейере лучшего немецкого завода, по строгим стандартам качества, Эрик всегда гладко выбрит, светлые волосы зачёсаны назад и приглажены воском. Светлая гладкая кожа, холодный взгляд светлых глаз, идеально сидящая форма с отличительными знаками гауптштурмфюрера CC и завоеванными за четыре года войны наградами на груди. Все в образе Леншерра сочеталось с представлениями об идеальном немце.
Всё, за исключением одной маленькой детали. У него не было детей. Правительство Рейха уделяло много внимания воспитанию подрастающего поколения немецких граждан. Каждый уважающий себя гитлеровец считал своим долгом произвести на свет чистокровного потомка для служения великому фюреру. Особым уважением пользовались те офицеры, чьи сыновья и дочери оказывались достойными обучатся в спецшколах. С особой гордостью коллеги Эрика знакомили сильных мира сего со своими отпрысками, и фюрер видел в них будущее, фюрер отмечал особые заслуги перед государством. Эрик был лишён возможности блеснуть перед Гитлером своим потомством. Всё, что он имел - это плод ошибки пятнадцатилетней давности. Незадачливый двадцатилетний наследник бурно развивающейся автомобильной компании не устоял перед соблазнительной молоденькой секретаршей отца. Тогда было абсолютно наплевать на то, что в ней нет совершенно ничего немецкого. Горячая цыганская кровь. Горячая яркая ночь. И столько проблем впереди. Когда история с угрозой расовой чистоты немцев начала набирать обороты, Эрик уже забыл об этой случайной связи. Он был второй раз женат и совершенно не ждал, что на его пороге объявится эта одноразовая женщина со своим ублюдком, в котором так отчётливо прослеживались чисто леншерровские черты. Конечно, очищающая расовая волна добралась и до них. Магда просила помощи, и Эрик всё устроил. К немецким цыганам отношение было немного лояльнее, чем к другим представителями расово неполноценных людей. И Леншерру довольно дорого обошелся билет в один конец в Аушвитц. Ещё больших трудов стоило замять историю с появлением у него взрослого ребёнка, которого он решил-таки оставить, понимая, что других у него не будет. Теперь по официальной версии это был его сын от первого брака.
В жизни Петера Леншерра всё стало только по официальной версии. Никакого права на собственное мнение, мысли, на собственное я. Он должен был родиться заново, и из ребёнка цыганской шлюхи стать частью идеального мира отца, в котором не было права на ошибки, не было права на изъяны и не соответствия.
Утро началось с телефонного звонка. Срочное совещание в Рейхстаге. Неудачи на Востоке заставляли фюрера действовать решительнее и ожесточённее. Пока чистокровных немецких солдат уничтожали советские войска, необходимо было как можно быстрее зачистить европейскую землю от еврейской мрази. Было принято решение об открытии ещё нескольких концентрационных лагерей на захваченных территориях. Гауптштурмфюрер Леншерр не смог сдержать победной улыбки, когда его имя было названо в числе назначенных комендантов. Талантливый предприниматель уже давно просчитал, что при таком стечении обстоятельств получит возможность расширить дело своей семьи, открыв филиал на территории Польши и имея неограниченную бесплатную рабочую силу, и когда война закончится, его завод сможет производить современные автомобили для всего мира. Это стоило отметить.
Вечером герр Леншерр появился со своей семьёй в лучшем ресторане Берлина. Сын, по обыкновению, сидел, уткнувшись в свою тарелку с сочным стейком и без особого энтузиазма ковырял его вилкой, пока Эрик с женой обсуждали возможности переезда в Польшу и создания там фабрики, потягивая из красивых бокалов шампанское.
- Поздравляю с назначением, гауптштурмфюрер, - раздался голос оберфюрера Шмидта над плечом Эрика. Мужчина поднялся, восславляя великого фюрера в приветственном жесте Рейха, и пригласил старшего по званию приятеля за их стол. Разговор завязался, мужчины серьёзно оценивали возможности победы над союзниками и верную политику своего правительства. Шампанское сменилось шнапсом, Шмидт, разгорячённый спиртным, решил узнать, что думает наследник Леншерра по поводу успехов Германии. И тут весь идеальный образ Эрика и его семьи мог рухнуть в одно мгновение. Радикально оппозиционные мысли Петера стерли довольную улыбку с лица оберфюрера, обеспечивая полную неловкости паузу вплоть до того момента, пока супруга не перевела разговор в более привлекательное русло. Шарлотта ненавидела Петера. Она ненавидела всех евреев и цыган, но больше всех на свете она ненавидела именно этого выродка, проявившего в их семье вместо идеального немецкого ребёнка.
Леншерр докуривал сигарету, облокотившись на камин в их особняке на окраине Берлина. Его память до сих пор не отпускал образ шокированного оберфюрера. Петер стоял перед ним, получив приказ оставаться в гостиной. Эрик потирал подбородок, размышляя о пробелах в воспитании мелкого подонка, он внимательно разглядывал цыганское отродье, медленно выпуская дым через плотно сжатые губы. Только подрагивающие пальцы, сжимающие окурок выдавали нервное напряжение офицера. Наконец, прикончив сигарету в хрустальной пепельнице, Леншерр сделал шаг вперёд.
- Неблагодарная мразь, - резкий замах, и мощным ударом по щеке проходится раскрытая ладонь гауптштурмфюрера. Юноша прикрывает рукой полыхающее лицо, но Эрик хватает его за запястье, открывая для себя пространство для продолжения, и бьёт снова. - Ты забыл кому обязан своей жизнью, грязнокровный ублюдок? Ты забыл, почему ещё не отправился в лагерь смерти вслед за этой цыганской шлюхой? Ты забыл, я тебя спрашиваю, подлая тварь?!
Эрик цепляет пальцами красивые, взлохмаченные кудри Петера и сильно дёргает, заставляя запрокинуть голову и подчиниться, опуститься на колени перед отцом и тут же получить чужим коленом по носу. Резко отшвыривая от себя ребёнка, Эрик в забрызганных кровью брюках, отходит и снова закуривает.
У Леншерра накопилось множество претензий к сыну, и все они не высказанным грузом оседали в его сознании, разрастались и крепли, выжидая именно такого момента, когда Петер выйдет из под контроля, чтобы только лишь усилить его, упрочнить физическими наказаниями. Ему нужен идеальный, достойный сын, а не это подобие мужика с блестящими от слёз большими голубыми глазами, истекающее кровью на дорогой ковёр гостиной.

0


Вы здесь » Star Trek: New Adventures » Творчество » ыпо марвелу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC