Star Trek: New Adventures

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Trek: New Adventures » Общий Архив » Nemo. We are like the fucking clown fish.[Pavel, Khan]


Nemo. We are like the fucking clown fish.[Pavel, Khan]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s4.uploads.ru/t/5cUgw.png

Маленький городок в горах оказывается ловушкой для нескольких его обитателей, когда все остальные уезжают на работу в долину, на город опускается сферическая оболочка неизвестного состава. Внутри остаются полностью изолированными от внешнего мира 6 человек, 2 собаки и кошка.

http://s5.uploads.ru/t/GKHji.png

http://s4.uploads.ru/t/Nu6Oc.png

+1

2

Впервые за долгое время Павел проснулся в полной тишине. Потянулся, поворочался в одеялах. Минута, две - всё равно ни звука: ни шума машин, ни криков соседей, ни грохота тарелок на кухне. Великолепно, хотя и непривычно.
Подумалось, что зря он, наверное, отпирался ехать, когда неделю назад разъяренная мать махала в воздухе извлечённым из мусорки ингалятором и кричала:
- Это который за месяц? Второй? - и ещё: - И после этого ты собираешься все каникулы рыться в пыльных книжках или болтаться вокруг университета? - ну да, не лучшее времяпрепровождение для астматика, и всё же... - Ты со своей учёбой и себя в гроб загонишь, и нас с отцом! - а потом: - Собирай свои вещи, я договорилась с дядей. Месяц поживёшь у него, хотя бы воздухом подышишь.
Ага, конечно. А как же дополнительные занятия в университете и его первый собственный проект? Да и... к дяде? Воспоминания глубокого детства подсунули картинку унылого, затрапезного шахтёрского городка, окружённого со всех сторон горами... Ах, вот оно.
- Мне нельзя в горы, - разумно возразил Паша. Но мама только пренебрежительно фыркнула:
- Горы? Да там от гор одно название. Зато никакой пыли, никакого дыма. И никаких стрессов, - она пригвоздила Пашу суровым взглядом. - Если только узнаю, что ты и там вляпался в какое-нибудь "научное исследование", перенервничал и выбрал за неделю свою месячную норму лекарств...
Впрочем, вчера Паша остался вполне доволен городом. Такой же маленький, как в воспоминаниях, вечером он показался вполне приличным: весело раскрашенные домики, похожие на игрушечные или пряничные, сросшиеся боками по обе стороны единственной улицы (быстро надоест). Несколько магазинов. Автомастерская. Газетный киоск. Ни одной аптеки. А вот это уже ай-яй-яй.
Зато по утрам всё население (а кроме работников единственного местного предприятия здесь никто и не селился) уезжало по делам в долину. И обычный город около 7:00 AM превращался в город-призрак. Вот на это стоило посмотреть.
Но. В утренней тишине что-то настораживало. Не отсутствие голосов или уличного шума - наоборот, это было бы нормально. Скорее, отсутствие нормальных звуков природы. Их Паша, типичный городской житель, не слишком любил, но всё-таки ожидал услышать. Как там? Птички? Шелест листьев? Ветерок в занавесках?
Нет. Ничего. Только тихое и настойчивое "шкряб-шкряб-шкряб".
Очень, надо сказать, противный и действующий на нервы звук, если его заметить. И теперь, когда Паша заметил, лежать дальше и притворяться, что всё хорошо, он уже не мог, потому пришлось встать, натянуть майку, сунуть в карман пижамных штанов ингалятор и спуститься вниз.
Часы на лестнице показывали половину девятого. Дом тонул в полумраке. Улица за окнами казалась хмурой и неприветливой, точно вот-вот пойдёт дождь. При этом на небе не было ни облачка. Паша попробовал поморгать, но серость никуда не делась.
"Ну вот. На меня уже действует разреженный воздух. Говорил я маме, что добром дело не кончится!" Паша покачал головой, но продолжил спускаться, стараясь отогнать противную мысль, что вот он, совсем один, и если станет худо, даже некому будет вызвать службу спасения. Плохая, плохая мысль. Не стоило её думать.
Ближе к гостиной звук стал громче - и уже в кухне обнаружился его источник.
- А, это ты, Саймон, - дядин кот остервенело что-то царапал в углу, и Паша с опаской подошёл ближе. - Что ты там нашёл?
Шкряб, шкряб, шкряб.
Когти царапали... воздух? Стекло? Что-то прозрачное? Царапали и срывались, как будто кот изображал мима (Паша их, мимов, никогда не любил). В десяти сантиметрах от пушистых белых лап стояла миска с кормом. Но она была по ту сторону... чего-то. Плотного, гладкого и холодного, насколько смог оценить Паша, столкнувшись с этим чем-то лбом. Оно прорезало всю гостиную, рассекало потолок и просвечивало голубой полоской неба, будто ночью кто-то раскромсал дом, как праздничный торт, и бросил в нём стеклянную лопатку.
Вот теперь что-то определённо было не так.
"Не знаю, как они это сделали, но дядя меня убьет, когда вернётся".
Но в следующий момент всё стало ещё хуже. Сперва с улицы донёсся визг тормозов, а потом жуткий хлопок, скрежет металла, шипение - всё за какие-то десять секунд - и снова глубокая страшная тишина.
Саймон бросил свои дела и метнулся под ближайшее кресло.
Паша, забыв про осторожность, схватил со стола телефон (срочно звонить 911!) и вылетел на крыльцо.

+1

3

Микро городок Месвиль: 42 жителя и 3 приезжих специалиста, здесь есть метеостанция и небольшой кемпинг для палаток, здесь вообще все небольшое, потому что весь город состоит из одной улицы. У кого поднялась рука назвать это городом – был тем ещё шутником и вложил сюда кучу денег, чему явно свидетельствуют крепкие, добротные и богато украшенные дома этого поселения. Это место любят искренней любовью, пусть и всего 42 человека.
Хан работал местным егерем и ветеринаром в одном лице, в его прямые обязанности входил присмотр за местностью и постоянные рейды на лакомые для браконьеров районы, объезд лесных угодий и отметки о туристических группах, направившихся в горы. Среди местных жителей Хан за свои пять лет пребывания снискал славу отличного ветеринара и интеллигента в его необычном, но «очень экзотическом лице». Поначалу местные восприняли его с большим недоверием и изрядной долей клише городского парня, но все меняется и люди привыкают к новеньким  соседям, в общем, они разглядели в Хане эту самую изюминку общения, а также очень выгодный потенциал жениха.
Он поселился в центре улицы, на третьем этаже древнего, практически антикварного дома по соседству с пожилой четой Стоулен. Старики не занимали много места, не делали шума, вели себя очень воспитанно и сдержанно, а еще они держали здесь небольшую сувенирную лавку для редких заезжих туристов. На первом этаже вместо окна располагалась большая витрина ещё пятидесятых годов вся сплошь заставленная разными поделками, шляпами, корзинками и мелкими кожаными изделиями. Справа от их дома располагался домик пошире, где жил шериф городка со своим любимым котом, которого к слову жутко ненавидели псы всей улицы. Проживание здесь было похоже на медленный, нежный сон из которого совсем не хотелось вырываться.
Этим сизым, ненормально темным утром Хан позволил себе поспать подольше, благо ему не нужно было никуда ехать спозаранку. Закутавшись по уши в халат и, нацепив на белесые волосы какой-то тонкий ободок, он пошаркал за кофе на свою импровизированную в углу полупустой гостиной кухню. Утренние часы в горах были всегда довольно холодными, как и в звездные ночи, дыхание паром вырывалось из легких, а на губах оседал пряный хвойный привкус. В темноте комнаты одиноко горела синяя подсветка на заварнике, и слышалось торопливое бульканье горячего напитка. Озябший мистер Сингх не выдержал и поежился от прохлады, остывшего за ночь помещения. Нужно было поскорее хватать кофе и нестись обратно в спальную, ведь хотя бы там работал его новенький мини-обогреватель. Но Хана отвлек пейзаж раскинувшийся за окном – вид смазанной долины ниже, как будто сквозь дно стакана. Мужчина нахмурился и только и успел, что сдавленно охнуть и бухнуть чайник на стол, а не на пол, потому что летящий по улице джип Морган – жены местного работяги со всей дури врезался во что-то прямо напротив дома шерифа. Хан скатился с лестницы, не заботясь о тишине и пунктуальности, тем более, что заспанные старики уже выглядывали из своей широкой витрины и внимательно следили за действиями Хана, который полез в разбитый автомобиль за двумя детьми Морган, последняя сгорбившись, лежала на руле и мочила джинсы своей густой, обильно текущей с головы кровью. Хан прижал два пальца к её шее и внимательно послушал пульс, которого оказалось не слышно в своём собственном колотящемся сердце. Морган была мертва. А он зажал выживших в руках и потащил к дому, шепча на ходу перепуганным, сильно ошарашенным деткам какие то тихие глупости.
- Она врезалась во что то? Но как? Там же нет ничего? Посмотри, сколько крови на лобовом стекле..- тихо шушукались старики, когда в гостиную явился Хан с детьми под каждой рукой.
- О Святой Патрик…бедные ангелочки, идёмте, Дженни, Питер..- принялась ворковать женщина, благоразумно оттесняя детей от внешних окон дома.
- Я хочу позвать маму, давайте позовём её, миссис Стоун,- подняла свою черноволосую голову девочка и размазала пальчиками по щеке слезинку,- где она?
- Она уехала на работу детка, а вы сегодня не пойдете в свой сад, мы лучше пожарим блинчиков..
- ..с ягодным сиропом??
- А я хочу с шоколадным..- очнулся от шока Питер и поправил на переносице свои маленькие прозрачные очки.
- Мы достанем оба сиропа, идет? Дорогой, позвони в 911.
- Они не отвечают,- Хан смотрел на свой телефон, где не было ни одного деления сети, ладно отрубилась сеть на стационарном – зимой у них такое бывало по десять раз.
- Телефоны не работают, Джемма, сейчас пойду, схожу к шерифу, у него должна быть рация,- мужчина вышел и направился к дому шерифа, напротив которого и произошла трагедия. Хан поспешил за ним, потому что из соседнего дома не доносилось ни звука, ни отклика на произошедшее. А при таком раскладе кому-то да нужно будет лезть в окно.
Они позвонили в звонок, постучали в дверь, и к их огромному удивлению спустя пару минут им открыл дверь незнакомый кудрявый парнишка, подозрительно перепуганный чем-то до ужаса.

+1

4

...схватил со стола телефон и вылетел на крыльцо.
Почти вылетел. Скорее, с разгона впечатался в парадную дверь. Всему виной была незнакомая обстановка и, в частности, половички, в обилии оставшиеся в доме после смерти тёти, любившей мещанский уют: оборочки, салфеточки, статуэтки и прочие изыски, к которым Паша симпатии не питал, а дядя относился равнодушно, но берёг в знак памяти.
Впрочем, эти самые сбитые половички остановили его от необдуманного поступка.
Мама всегда говорила, что, прежде чем бросаться на помощь, нужно убедиться, что потом не придётся спасать тебя. И, пожалуй, была права (даже если глядя со стороны, прищурившись и против света, можно было назвать это трусостью).
Паша по счастливой случайности оказался нос к носу с витражом, украшавшим входную дверь, потому вовремя увидел, что ждало бы его за порогом.
Прямо напротив дома дымился развороченный, сплюснутый в гармошку джип. Ветровое стекло каким-то чудом уцелело, хоть и треснуло в нескольких местах, но сквозь него ничего не было видно: всё было густо заляпано кровью. На заднем сидении кто-то шевелился, но Паша этого разглядеть не мог, как и того, что в окнах дома напротив тоже кто-то наблюдал за трагедией.
Парня сперва даже не удивило, что мощный и проверенный всевозможными краш-тестами автомобиль превратился в груду хлама посреди пустынной улицы. На минуту он даже забыл про странную прозрачную стену в гостиной. И, несмотря на врождённое сострадание и желание помочь, даже думать не мог о том, чтобы открыть дверь и подойти к тихо шипящему джипу.
Стыдно признаться, но вида крови он не переносил. Когда-то давно, в детстве, он очень хотел стать знаменитым хирургом, и мать не долго думая отвела его в местный анатомический музей. Первый же экспонат - половина трупа, со снятой с лица кожей, законсервированная в прозрачной жидкости, настолько впечатлила, что пришлось спешно искать нашатырь и выносить бледного и в испарине ребёнка на воздух.
Конечно, от мечты стать доктором Паша отказался.
И то, что кровь с кусочками чего-то продолжала густо стекать по стеклу...
"Чёрт бы побрал идеальное зрение!"
Телефон выпал из ослабших затрясшихся рук и закатился под ближайший столик. Следующий вдох вышел свистящим, сиплым, и Паше физически ощутил, как стремительно в спазме сужаются бронхи и подступает тошнота.
"Чёрт, чёрт, чёрт!"
Он съехал по двери, судорожно хватая ртом воздух. С трудом нащупал в кармане ингалятор - "только бы теперь сосредоточиться и синхронизировать вдох с нажатием, только бы..." Почти сразу же кто-то начал яростно трезвонить в дверь. В промежутке между отвратительно дребезжащими звуками Павел умудрился вдохнуть лекарство, но действие наступило далеко не сразу. Пока он пытался отдышаться и спрятать от внутреннего зрения отвратительную кровавую картинку, кто-то настойчиво продолжал ломиться в дверь, и только когда шум переместился к окну, парню удалось-таки подняться на ноги и, всячески избегая даже единственного взгляда в сторону развороченной машины, открыть дверь.
- Я могу вам помочь?  - Паша рассудил, что здороваться и желать доброго утра в текущих обстоятельствах неуместно. Красные мушки перестали клубиться перед глазами, и парень разглядел, кто пришёл за помощью - высокий блондинистый мужчина, который как раз собирался подручными средствами вскрывать дядино окно, и за ним, поодаль, - маленькая интеллигентная старушка. - Я сейчас позвоню в службу спасения, - голос всё ещё был слабым, сиплым, но самообладание возвращалось, а вместе с ним и способность здраво мыслить.
Нужно было помочь, хотя странно, что эти люди стали ломиться из всех домов именно к нему. Подозрительно. Но не время для паранойи.
Паша после секундного колебания оставил дверь открытой для незваных гостей ("Заходите, заходите, пожалуйста") и начал шарить по полу в поисках телефона. Но найденная трубка молчала.
- Простите, кажется я разбил телефон. Или нет связи? - Паша нахмурился. Нервы были на пределе. - Сейчас-сейчас, я найду мобильный.
Что-то подсказывало, что и это не поможет, хотя он всё равно суетливо рылся в собственной дорожной сумке, со вчерашнего брошенной в прихожей, в поисках айфона:
- Что там случилось? Вы видели, как это произошло? Всё как-то... странно.
Мама учила, что незнакомым людям сперва нужно представиться, а уже потом забрасывать их вопросами, но ситуация была слишком необычной, чтобы сейчас заботиться о правилах хорошего тона. Слишком много странностей для одного короткого утра. И слишком много неприятностей для первого дня отдыха.

+1

5

Хан прошел в тихий, пустой дом парня и внимательно осмотрелся, задумчиво кивая на едва слышные слова паренька, его волнует другое: джип разбился обо что-то прямо напротив этого дома. Старик прошёл к лестнице ведущей наверх, чтобы присесть на ступеньки, а Хан внимательно осматривал комнаты дома, как вдруг везде погас свет. Стихло бурчание холодильника, у которого стоял он в момент происшествия, оборвались телефонные гудки в их соседнем доме, когда миссис Стоулен в двадцатый раз набирала телефон службы спасения. Воцарилась мертвая тишина.
- Сынок,- старик появился в дверях кухни вместе с опешившим подростком,- что за беда творится здесь? Ни одного сигнала с вышки, а она тут в шестидесяти метрах на горе..- он осекся, потому что на улице раздался неожиданный хлопок и шипение, от чего все находившиеся в комнате крупно вздрогнули.
- О, Святая Дева…- мистер Стоулен прошел к слабо светящемуся мертвым бледным светом окну и отодвинул занавеску,- видать какой то из шлангов лопнул,- он обернулся к Хану и потерянно произнёс,- или он скоро взорвется.. или нам стоит попробовать извлечь труп.
- Труп?- теперь все повернулись к застывшему с телефоном в руке парню. Хан потер висок указательным и средним пальцами правой руки и кивнул на пораженный взгляд Павла:
- Она разбилась, умерла мгновенно, скорее всего, разбила голову, сломала шею..может что то ещё. 
Старик рядом забормотал очередную молитву, а юноша перевел взгляд на мрачное окно. В голове у Хана же не было никакой паники, ни страха, только пустота, наполнившая их мир этим утром. Каждое событие он спокойно проматывал в своей голове и принимал как данность. Пару минут в комнате висела тишина, которую как ни странно нарушил Ричард:
- Вы слышите??- он посеменил к стене и, не выглядывая в окно, поднес ладонь к уху и прислушался к улице,- лай собак Джерри, главного инженера в долине!
Хан знал Джерри – рыжий мужчина с выразительными голубыми глазами, работал в долине, на местном комбинате, жил с девчонкой из Чикаго, она была какой то непонятной веры, носила много льна и шифона, всегда пахла какими-то пряностями и ездила на Чероки. У них был добрейшей души ретривер и тихий, всегда сонный мопс. Сейчас обе собаки заливались на другой стороне улицы западнее них на пару домов, кажется, они были дома одни.
- И впрямь они, давайте бегом туда, а я пока вытащу Морган,- Хан сбросил плотную курточку, натянутую прямо поверх халата, снял и его, оставшись в одних пижамных штанах и серой футболке с изображением мертвого медведя. Иронично.
Искореженный капот слабо дымил и пах бензином, а внутри салона, несмотря на распахнутые двери, разлился пряный запах крови, её было достаточно много: вся спина Морган, её одежда, сиденье, и даже резиновый коврик были покрыты засыхающей липкой субстанцией. Хан осторожно просунул руку под выехавшую в салон панель управления и нащупал стиснутые металлом ступни. Осторожно он освободил тело от ботинок и потянул его на себя, ещё не задеревеневшая плоть безвольно перекатывая расслабленными руками, стала медленно вываливаться из салона, прямо на сидящего рядом с машиной Хана. Тело казалось довольно тяжелым и очень неудобным для перехвата, он весь измазался в крови, чуть не оцарапал кожу своими ногтями, когда взваливал ношу на плечо и медленно, покачиваясь, двинулся вон от машины. Какого же было удивление когда, спустя пару-тройку шагов он столкнулся с ..невидимой стеной. Что-то стояло на его пути, очень жесткое, немного прохладное, Хан сделал несколько шагов вбок, но это препятствие не думало кончаться. Морган давила непомерным грузом на плечи, и мужчина решил оставить стену на потом, а пока отнести и спрятать труп в прохладное, закрытое место.
С другой стороны улицы раздался уже радостный, ставший более громким лай собак, и Хан догадался, что мистеру Стоулену и парнишке удалось найти спрятанный ключ от дома Джерри и извлечь оттуда напуганных животных. Сам же он, углубился в тесное пространство между стоящими напротив домами и обнаружил открытую дверь в погреб у дома Салливанов, у них как раз недавно случился потоп, и они уже неделю сушили своё очищенное от вещей подвальное помещение. Чтобы спуститься туда с улицы, пришлось опустить тело на траву и заволочь его по низкому коридорчику и крутой лестнице волоком. На последней ступеньке залитые кровью губы приоткрылись, выпуская из полости рта плотные, масляные сгустки крови и белеющие в них осколки зубов, и Хан впервые за всю свою мрачную операцию судорожно вздохнул. Двое детей, муж, который ещё ничего не знает, а он тянет это тело, чтобы оно не сгорело в загадочно хлопающей машине.
Его белая челка измаралась в крови, когда он закончил с обертыванием Морган в плотный брезент, найденный в одиноком подвесном ящике у дальней темной стены подвала. Футболка прилипла к плечам, а штаны можно было выбрасывать прямо сейчас. Сделать все, если бы Хана это как то волновало. В полном молчании он вышел из подвала и направился на  приближающихся к дому шерифа Павлу и Ричарду, у каждого в руках был зажат поводок с собакой. Пальцы, стискивающие поводки побелели, когда они увидели ханов внешний вид, а он поднял, наконец, глаза от собак и кивнул на противоположную часть улицы.
- Я уложил её к Салливанам в подвал, там прохладно и сухо сейчас,- Хан потер стянутые неприятной корочкой пальцы, не увидел реакции на посеревших лицах, и поспешил пройти к умывальнику мимо своей команды ошарашенной таким представлением.
- Детям не стоит видеть меня в таком виде, мистер Стоулен, вы не могли бы сходить ко мне и захватить что то из теплых вещей?- Хан вытер лицо бумажными полотенцами, валяющимися у кухонной раковины шерифа. Собаки в прихожей хрумкали какими то сухарями. Успокаивающий звук повседневной жизни, от которой сейчас не оставалось ничего. Стена на улице с парой его кровавых отпечатков, поблекший солнечный свет, мрачная тишина, ровная прохлада и ни дуновения ветра.. Хан нахмурился в попытке зацепиться за какую то важную деталь. Воздух? Им поступает кислород, если они оказались в аквариуме? Бутылочное стекло, что он видел из окна своего дома, стоило присмотреться и изучить его точнее, возможно, что кроме электричества и сети оно не пропускало что-то ещё более важное.

+1

6

«Вот дерьмо», - Паша не любил ругаться. Но сейчас других слов не находилось.
Как обычно, всё вокруг жило своей непонятной жизнью, закручивалось в тугую спираль, происходили странные события, появлялись и исчезали люди – а он  так и стоял столбом, погружённый в свои мысли, которые никому не интересно знать. А зря. В лучшем случае Паша получал эпизодическую роль в любом действе (и началось это ещё в детском саду): поди, подай, принеси, помоги, а теперь свали в сторонку и не умничай. Так произошло и сейчас - он волок вниз по улице бестолкового мохнатого мопса, бок о бок с дедулей, мистером Стоуленом, как тот не преминул представиться ещё по пути к дому некоего Джерри («И кто все эти люди? Почему я вообще открыл им дверь? Лучше бы это всё оказалось затяжным ночным кошмаром»). Естественно, это никакой не кошмар. Вернее, кошмар, конечно, но только такой же реальный, как его гастрит.
Нет, вообще-то Паша был рад, когда его не послали извлекать труп из готового взорваться автомобиля. Он не самоубийца, в конце концов, и вида крови не выносит, и людей ему слишком жалко, чтобы таскать на спине их бренные останки.
И всё равно грешным делом парень думает, а не лучше ли было отставить тело в развороченной машине? Взрыв, по его прикидкам, прогремит минут через пять (если этот странный блондин ничего не сковырнёт, и Паша надеется, что тот будет осторожен: не хочется рано поутру получить уже второго покойника на своей лужайке перед домом). Была бы бесплатная кремация. И не нужно было бы думать о том, что где-то в твоем или соседском подвале потихоньку подгнивает чей-то труп.
Ведь они здесь застряли. Скорее всего, надолго.
И подумать об этом ещё придётся.
- Мистер Стоулен, я опасаюсь, что машина взорвётся с минуты на минуту, - Паша забрал из рук старика второй поводок, с опаской поглядывая на курящийся над капотом дымок. - Видите лужицу на асфальте? Кажется, протёк бензобак. Не выходите на улицу, пока… пока она не перестанет дымиться.
- Хорошо, сынок, мне всё равно ещё надо поискать вещи мистера Хана,  - старичок кивнул и скрылся в доме напротив. Паша на секунду задумался, кто же такой этот мистер Хан.
Нет, он знал, что это тот самый блондин в окровавленной одежде, что перетащил труп в подвал, а сейчас хозяйничает у дяди на кухне. Но это не объясняло, почему все выполняют его команды, откуда в нём этот непререкаемый авторитет, что даже Паша, астматик и аллергик, без всяких пререканий побежал за какими-то собаками.
Парень потряс головой и потащил собак в дом. Сейчас не важно, кто этот Хан. Даже если он бывший спецназовец, или президент местного филиала масонского ордена, или чёрт-знает-кто.
Сейчас важно разобраться, что происходит.
Паша первым делом пощёлкал всеми выключателями на пути к кухне. Света не было. Дядина рация, которую каким-то чудом нашли незваные гости, шипела, но не ловила ничего. Мобильный показывал отсутствие сигнала. Местный телефон молчал, будто перерезали шнур.
Да, будто перерезали…
В кухне Паша первым делом отвинтил кран. Не то чтобы он хотел предложить гостю умыться (хотя тому не помешало бы воспользоваться чем-то посущественнее бумажных салфеток) – это был эксперимент. Кран несколько раз плюнул, прыснул во все стороны грязной водой и затих.
- Воды тоже нет, - парень кратко посмотрел на Хана, стараясь не задерживать взгляд, не слишком обращать внимание на медный запах крови и очень красноречивые потёки на одежде. Тошнотворно-то как. – Электричества нет. И ещё эта прозрачная штука. Вы ведь её тоже заметили? Сантиметров пятнадцать толщиной, на вид - стекло. Но, будь это стеклом, джип, может, и не протаранил его… но хотя бы оцарапал.
Паша аккуратно закрыл кран и повернулся к раковине спиной. Его редко слушают люди, и он не привык навязываться. Но раз уж этот Хан как-то сразу взял на себя роль лидера («Счастье-то какое, хоть кто-то не боится ответственности!»), парень решил, что должен поделиться своими умозаключениями. А времени на то, чтобы к ним прийти, было достаточно. Прогулка вниз по улице под небом бутылочно-зелёного оттенка, полное отсутствие ветра, звуков и еле заметная, но совершенно не свойственная этой местности духота, как в теплице, дала благодатную почву для размышлений и домыслов.
А Павел никогда не стеснялся выдвигать странные гипотезы. Да, над ним посмеивались в университете – чудак Чехов! - но очень часто потом сами признавали свою неправоту и приходили с повинной.
«Гори оно гаром».
- Знаете, что самое паршивое? – Паша закусил губу и вздохнул. – Эта штука не только вокруг и в небе… как купол. Она ещё и под землёй. Я видел водонапорную башню по дороге сюда. Она в километре вдоль по шоссе, по ту сторону стены. Эта штука, я уверен, перерезала водопровод. И электрокабели. Она глушит сигналы спутника и радио. Её не может протаранить несущийся на сотне миль в час джип. Кажется, мы сильно влипли, - он криво улыбнулся собеседнику, скользнул взглядом по его слипшейся от крови челке, по разбросанным по белой столешнице салфеткам, заляпанным красным, - хохотнул, отвернулся и стошнил в мусорное ведро.

+1


Вы здесь » Star Trek: New Adventures » Общий Архив » Nemo. We are like the fucking clown fish.[Pavel, Khan]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC